Дата создания 02.03.03 8:10

Квалифицированное убийство

Школа милиции,

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ 3
1. Понятие и виды убийств в российском уголовном праве 5
2. Квалифицированное убийство и его уголовно-правовая характеристика 9
3. Отграничение квалифицированного убийства от смежных составов преступлений 17
ЗАКЛЮЧЕНИЕ 23
Задача 1 24
Задача 2 26
БИБЛИОГРАФИЯ 29

ВВЕДЕНИЕ

Жизнь - важнейшее, неотъемлемое и неприкосновенное право и благо человека. Это понимание закреплено во Всеобщей Декларации прав человека,
Международном Пакте о политических и гражданских, а также в Декларации прав и свобод человека и гражданина РСФСР, 1991 года.

В статье 6 Международного пакта о гражданских и политических правах,
1973 года зафиксировано: “Право на жизнь есть неотъемлемое право каждого человека. Никто не может быть произвольно лишен жизни”[1].

Статьей 2 Конституции Российской Федерации провозглашено, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Защита прав и свобод человека и гражданина составляет обязанность государства, которую оно осуществляет различными способами, в том числе и с помощью уголовно- правовых мер. УК РФ признает охрану прав и свобод человека и гражданина от преступных посягательств одной из своих задач. О степени приоритетности этой задачи можно судить по тому, что в Особенной части УК РФ преступлениям против личности отведено первое место.

Особенная часть УК РФ начинается разделом VII - "Преступления против личности", состоящим из пяти глав (гл.16-20). В свою очередь Глава 16
"Преступления против жизни и здоровья" начинается со ст.105 УК РФ -
"Убийство".

По смыслу ч.5 ст.15 УК РФ убийство является особо тяжким преступлением, за совершение которого возможно наказание не только в виде лишения свободы на определенный срок, но и пожизненное лишение свободы и смертная казнь.

По данным судебной статистики, в общем количестве уголовных дел, рассматриваемых ежегодно на территории Российской Федерации, доля дел об умышленном убийстве не превышает 1,5-2%. Однако в структуре дел, рассматриваемых судами первой инстанции, дела об убийстве составляют 75-
80%.

За последние годы количество зарегистрированных умышленных убийств и покушений на убийство резко возросло. Так, если в 1991 г. было зарегистрировано 16122 убийства и покушения на убийство, то в 1998 г. их было зарегистрировано уже 29551, то есть количество этих преступлений возросло почти вдвое. В 1993 г. количество осужденных по ст.105 УК РСФСР составило 14922 человека, а за первые шесть месяцев 1998 г. их было уже
9159 человек (в том числе по ч.1 ст.105 УК РФ - 6560 человек и по ч.2 этой же статьи - 2599 человек).

Отмечается рост числа убийств, ответственность за которые предусмотрена ч.2 ст.105 УК РФ - убийства с квалифицирующими признаками, среди которых наиболее часто встречаются: убийство двух или более лиц, убийство, совершенное общеопасным способом, и убийство по найму[2].

Таки образом, важность изучения вопроса квалифицированных убийствах не представляет сомнений. В связи с этим в предлагаемой работе раскрывается понятие квалифицированных убийств, их уголовно-правовая характеристика, а также отграничение от смежных составов преступления.

При написании данной работы автор опирался на уголовное законодательство Российской Федерации, использовал материалы судебной практики. Кроме того использовались научные труды знаменитых ученых в области уголовного права, таких как С.В.Бородин, Н.И.Загородников и других.

1. Понятие и виды убийств в российском уголовном праве

Термин "убийство" в российском праве утвердился во второй половши XIX в. По Русской правде — это "душегубство", по Своду законов Российской
Империи 1832 г. — "смертоубийство".

В Уголовном кодексе РФ впервые в истории нашего уголовного законодательства дается определение понятия убийства. Убийством признается только умышленное причинение смерти другому человеку (ч. 1 ст. 105). В отличие от УК РСФСР (ст. 106) УК РФ не знает "термина "неосторожное убийство", ибо в общественном сознании "убийство" ассоциируется лишь с умышленным причинением смерти. Такой подход соответствует и традициям русского дореволюционного уголовного права. Причинение смерти по неосторожности образует по новому УК самостоятельный состав преступления
(ст. 109).

Убийство — наиболее тяжкое преступление против личности, однако степень его тяжести зависит от целого ряда обстоятельств, либо сопутствующих ему, либо послуживших поводом его совершения. С учетом степени общественной опасности варьируется и наказание: от смертной казни, пожизненного лишения свободы либо лишения свободы от восьми до двадцати лет
(ч. 2 ст. 105 УК) до двух лет лишения (ограничения) свободы (ч. 1 ст. 108
УК) [3].

Объект убийства образуют общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни граждан. Уголовно-правовой охране подлежит жизнь любого человека независимо от его возраста, физических и моральных качеств от начала рождения и до момента смерти. Под началом жизни человека следует понимать начало физиологических родов. Уничтожение плода ребенка до начала родового процесса не образует состава убийства. Моментом завершения жизни следует считать биологическую смерть, при которой прекращается деятельность центральной нервной системы и в коре головного мозга наступает необратимый распад белковых тел, в результате чего восстановить жизнедеятельность организма уже невозможно.

Объективная сторона убийства состоит в противоправном лишении жизни другого человека. Указание на противоправность рассматриваемого деяния имеет важное значение. Не является, например, преступлением лишение жизни другого человека в состоянии необходимой обороны (ст. 37), приведение в исполнение приговора к смертной казни.

Убийство может быть совершено как путем действия, так и путем бездействия. Чаще всего убийство совершается путем действия, нарушающего функции или анатомическую целостность жизненно важных органов человека.
Действия, которыми причиняется смерть, в большинстве своем физические.
Однако убийство может осуществляться и путем психического воздействия.
Например, человеку, страдающему тяжелой формой кардиологического заболевания, посылают ложную телеграмму о смерти его близких в расчете на то, что он скончается от сердечного приступа. Так и происходит.

Убийство путем бездействия может иметь место лишь в тех случаях, когда виновное лицо обязано было заботиться о потерпевшем и когда оно должно было и могло совершить определенные действия, могущие предотвратить смерть.

Убийство относится к преступлениям с так называемым материальным составом. Оконченное убийство имеет место в тех случаях, когда в результате деяния виновного последовала смерть. При этом не имеет значения, наступила ли смерть сразу или последовала спустя какой-то промежуток времени после этого. Обязательным признаком объективной стороны убийства является наличие причинной связи между деянием виновного (действием или бездействием) и наступившей смертью потерпевшего.

При установлении причинной связи по делам об убийстве необходимо иметь в виду следующее: а) действия (бездействие) субъекта, предшествующие наступлению смерти, могут быть признаны ее причиной только в том случае, если в момент их совершения они явились необходимым условием ее наступления, т. с. таким условием, не будь которого, смерть не наступила бы; б) эти действия (бездействие) в момент их совершения должны создавать реальную возможность наступления смерти.

При выяснении объективной стороны убийства необходимо также уделять внимание месту, времени, способам и орудиям, всей обстановке совершения этого преступления.

Субъективная сторона убийства характеризуется только умышленной виной.
Умысел при этом может быть как прямым, так и косвенным. Лицо осознает, что совершает деяние (действие или бездействие), опасное для жизни другого человека, предвидит возможность или неизбежность наступления смерти потерпевшего и желает (при прямом умысле) либо сознательно допускает наступление смерти или безразлично относится к ней (при косвенном умысле).

Исключительно важное значение имеет установление по делам этой категории мотивов и целей лишения потерпевшего жизни. В п. 1 постановления
Пленума Верховного Суда РФ "О судебной практике по делам об умышленных убийствах" по этому поводу, в частности, говорится: "По каждому такому делу должны тщательно выясняться все обстоятельства, в том числе мотивы, цель и способ убийства, имеющие важное значение для правильной правовой оценки содеянного виновным и назначения ему справедливого наказания"[4].

Субъектом ответственности за убийство, предусмотренное ст. 105 УК, может быть любое лицо, достигшее четырнадцатилетнего возраста. За остальные преступления против жизни ответственность наступает с шестнадцати лет.

Все убийства делятся на три группы:

( убийство без отягчающих и смягчающих обстоятельств, указанных в законе (ч. 1 ст. 105);

( убийство при отягчающих обстоятельствах (ч. 2 ст. 105):

( убийство при смягчающих обстоятельствах:

. убийство матерью новорожденного ребенка (статья 106)

. убийство, совершенное в состоянии аффекта (статья 107)

. убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление (статья 108)

Убийство, предусмотренное ч. 1 ст. 105 УК, является основным
("простым") составом данного преступления. Его образует умышленное причинение смерти другому человеку при отсутствии указанных в законе отягчающих (ч. 2 ст. 105) и смягчающих (ст. 106—108) обстоятельств. Речь, разумеется, идет не вообще об отягчающих и смягчающих обстоятельствах, а только об обстоятельствах, предусмотренных ч. 2 ст. 105, а также ст. 106-
108 УК. Теория и практика относит к такому виду преступлений убийство из ревности, мести на почве личных неприязненных отношений, в ссоре или драке
(при отсутствии хулиганских мотивов), из сострадания по просьбе потерпевшего или без таковой и тому подобные случаи убийства, когда в действиях виновного отсутствуют указанные отягчающие и смягчающие обстоятельства. Пленум Верховного Суда РФ в названном постановлении рекомендовал судам по таким делам, особенно об убийствах, совершенных из ревности или мести на бытовой почве, тщательно выяснять все обстоятельства преступления, чтобы квалифицирующие признаки других видов убийств не остались без соответствующей юридической оценки[5].

Следует иметь в виду, что убийство, совершенное при наличии как отягчающих, так и смягчающих обстоятельств, подлежит квалификации как убийство при смягчающих обстоятельствах (по правилам конкуренции специальных норм)[6].

2. Квалифицированное убийство и его уголовно-правовая характеристика

Квалифицированное убийство или убийство при отягчающих обстоятельствах имеет место в тех случаях, когда в действиях виновного содержатся признаки, предусмотренные п. "а" —"и" ч 2 ст. 105 УК. Перечень предусмотренных этими пунктами отягчающих обстоятельств является исчерпывающим: а) двух или более лиц; б) лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга; в) лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника; г) женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности; д) совершенное с особой жестокостью; е) совершенное общеопасным способом; ж) совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой; з) из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом; и) из хулиганских побуждений; к) с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера; л) по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести; м) в целях использования органов или тканей потерпевшего; н) совершенное неоднократно.

( Убийство двух или более лиц (п. "а" ч. 2 ст. 105) представляет собой совокупность нескольких убийств, совершенных одновременно или на протяжении короткого промежутка времени и охватывающихся единым преступным намерением виновного. Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 22 декабря 1999 г. прямо указал, что квалификация содеянного как убийства двух или более лиц возможна, "...если действия виновного охватывались единством умысла и совершены, как правило, одновременно"[7].

В тех случаях, когда убийство двух или более лиц совершено в разное время и не охватывалось единым преступным намерением виновного, содеянное квалифицируется как неоднократное убийство по п. "н" ч. 2 ст. 105 УК.

( Убийство лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. "б" ч. 2 ст.
105) представляет повышенную общественную опасность. Это деяние совершается с целью воспрепятствования правомерной деятельности потерпевшего по осуществлению служебной деятельности либо выполнению общественного долга, а также по мотивам мести за такую деятельность[8].

Для квалификации убийства по п. "б" ч. 2 ст. 105 УК вовсе не обязательно, чтобы оно совершалось непосредственно при осуществлении потерпевшим служебных обязанностей или выполнении им общественного долга.
Мотивом данного преступления может быть месть спустя какой-то определенный промежуток времени.

( Убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, а равно сопряженное с похищением человека либо захватом заложника (п. "в" ч. 2 ст. 105), — новый квалифицированный вид рассматриваемого преступления. УК РСФСР его не предусматривал. Включение данного обстоятельства в качестве квалифицирующего убийство в новый УК объясняется, во-первых, крайне неблагоприятными тенденциями таких преступлений, как похищения людей и захват заложников, их экстремальным ростом и увеличением тяжести причиняемых ими последствий и, во-вторых, определенной переоценкой отношения в обществе к посягательствам на жизнь человека, находящегося в беспомощном состоянии. Следует иметь в виду, что похищенные лица и заложники в большинстве случаев также находятся в беспомощном состоянии[9].

Следует отметить, что судебная практика по данному вопросу противоречива. В одних случаях убийство спящего и лица, находящегося в обморочном состоянии или в состоянии тяжелого опьянения, квалифицируется как убийство лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, в других - это состояние не рассматривается в качестве квалифицирующего признака.

Например, Верховный Суд Республики Татарстан осудил Н. за убийство Ф., находившегося в состоянии алкогольного опьянения, и квалифицировал его действия по п."в" ч.2 ст.105 УК РФ. Кассационная инстанция не согласилась с выводом суда о том, что потерпевший заведомо для виновного находился в беспомощном состоянии, и переквалифицировала его действия с п."в" ч.2 на ч.1 ст.105 УК РФ[10]. Тот же Верховный Суд Республики Татарстан осудил Х. по п."в", "д" ч.2 ст.105 УК за убийство Х-ва. В своем приговоре суд указал, что потерпевший Х-в в силу сильного алкогольного опьянения заведомо для виновного находился в беспомощном состоянии. В кассационных жалобах Х. и его адвокат не согласились с выводом суда о том, что потерпевший в момент лишения его жизни находился в беспомощном состоянии. Однако Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ приговор суда оставила без изменения, не удовлетворив кассационные жалобы[11].

Для разъяснения сложившихся противоречий Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 27.01.99 N 1 дал указание о том, что убийством лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии, следует считать "умышленное причинение смерти потерпевшему, неспособному в силу физического или психического состояния защитить себя, оказать сопротивление виновному, когда последний, совершая убийство, сознает это обстоятельство".
И далее дан примерный перечень лиц, находящихся в беспомощном состоянии. К ним, как сказано, "могут быть отнесены, в частности, тяжелобольные и престарелые, малолетние дети, лица, страдающие психическими расстройствами, лишающими их способности правильно воспринимать происходящее".

Специалисты считают, что этот перечень нельзя считать исчерпывающим, поэтому нет оснований для вывода, что убийство спящего или находящегося в тяжелой степени опьянения или лишенного сознания под воздействием наркотиков или по другой причине не может квалифицироваться по п. "в" ч. 2 ст. 105 УК[12].

( Убийство женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности (п. "г" ч. 2 ст. 105 УК), представляет повышенную общественную опасность. Она обусловлена тем, что лишается жизни не только женщина, но и плод человека — зародыш будущей человеческой жизни.

В качестве обязательного условия для применения п. "г" ч. 2 ст. 105 УК закон выдвигает обязательную осведомленность виновного о беременности потерпевшей, заведомость такого знания. Лицо, достоверно не знавшее о беременности потерпевшей, не может нести ответственности по п. "г" ч. 2 ст.
105 УК. Продолжительность беременности, а также источник осведомленности о ней не имеют значения для квалификации содеянного по данной норме. На правовую оценку содеянного не влияет также то обстоятельство, погиб в результате убийства беременной женщины се плод или нет.

Данное преступление может совершаться как с прямым, так и с косвенным умыслом по отношению к причинению смерти потерпевшей. Мотивы убийства беременной женщины для квалификации содеянного по п. "г" ч. 2 ст. 105 У К значения не имеют.

( Убийство, совершенное с особой жестокостью, предусмотрено п. "д" ч.
2 ст. 105 УК. Всякое убийство свидетельствует об известной жестокости
.преступника. Однако для квалификации убийства, предусмотренного п. "д" ч.
2 ст. 105 УК, требуется не всякая, а особая жестокость.

Необходимо иметь в виду, что согласно закону особая жестокость связывается как со способом убийства, так и с другими обстоятельствами, свидетельствующими о проявлении виновным особой жестокости[13] (п. 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 декабря 1992 Г.).

Под особой жестокостью убийства, следует понимать как особую жестокость способа убийства и его последствий (сюда включается и особо мучительный для убитого способ совершения преступления), так и особую жестокость личности убийцы (его исключительное бессердечие, безжалостность, свирепость, беспощадность).

При совершении убийства с особой жестокостью субъект должен сознавать особо жестокий характер избранного им способа лишения жизни н предвидеть особо жестокие последствия своего деяния, а также желать либо сознательно допускать именно такой характер лишения потерпевшего жизни.

( Убийство, совершенное общеопасным способом (п. "с" ч. 2 ст. 105), налицо в тех случаях, когда, осуществляя умысел на убийство определенного лица, виновный сознательно применил такой способ причинения смерти, который заведомо для него был опасен для жизни не только потерпевшего, но и других лиц[14].

К числу таких способов следует отнести убийство путем взрыва, поджога, затопления, обвала, разрушения строений и сооружений в местах, где помимо потерпевшего находятся другие лица, путем выстрелов в толпу, организации аварии автомашины, на которой ехало несколько лиц, отравления воды и пищи, которой помимо потерпевшего пользуются другие лица, удушения газом многих людей, применения иных источников повышенной опасности и т. п.

Опасность лишения жизни других лиц должна быть при этом реальной, а не мнимой, существовать в действительности, а не быть лишь предполагаемой. На это обстоятельство неоднократно указывал Пленум Верховного Суда РФ.

( Убийство, совершенное группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. "ж" ч. 2 ст. 105), всегда представляет повышенную общественную опасность уже потому, что осуществляется в условиях, парализующих возможности потерпевшего защитить свою жизнь и облегчающих доведение преступления до конца.

Убийство признается совершенным группой лиц прежде всего в случае, когда в процессе его осуществления совместно участвовали два или более исполнителя без предварительного на то сговора. Такое убийство возможно как с прямым, так и с косвенным умыслом. По п. "ж" ч. 2 ст. 105 УК квалифицируется также убийство, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Речь идет об убийстве, в котором принимали участие два или более исполнителя, заранее договорившиеся о совместном его совершении. Умысел на убийство здесь может быть только прямым.

Что же касается убийства, совершенного организованной группой, то здесь речь идет об устойчивой группе лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений (не обязательно убийства).
Ответственность за данное преступление также предусмотрена п. "ж" ч. 2 ст.
105 УК. Здесь может иметь место фактическое разделение ролей, однако все участники организованной группы независимо от выполняемой каждым из них в процессе осуществления убийства роли признаются его соисполнителями.
Поэтому ссылка на ст. 33 УК здесь при квалификации не нужна.

( Убийство из корыстных побуждений или по найму, а равно сопряженное с разбоем, вымогательством или бандитизмом, предусмотрено п. "з" ч. 2 ст. 105
УК. В УК РСФСР речь шла только об убийстве из корыстных побуждений (п. "а" ст. 102).

Убийство из корыстных побуждений квалифицируется по п."з" ч.2 ст.105
УК, если оно совершено в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц или избавления от материальных затрат (возврат имущества, долга, оплаты услуг, выполнение имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.), что отражено в п.11 постановления Пленума Верховного Суда
РФ "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)".

( Убийство из хулиганских побуждений (п. "и" ч. 2 ст. 105) — это убийство, совершенное на почве явного неуважения к обществу и общепринятым моральным нормам, когда поведение виновного является открытым вызовом общественному порядку и обусловлено желанием противопоставить себя окружающим, продемонстрировать пренебрежительное к ним отношение[15].

Умышленное убийство, совершенное виновным из ревности, мести и других побуждений, возникших на почве личных отношений, независимо от места его совершения не должно квалифицироваться по п. "и" ч. 2 ст. 105 У К[16].

( Убийство с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение, а равно сопряженное с изнасилованием или насильственными действиями сексуального характера (п. "к" ч. 2 ст. 105), совершается по крайне низменным мотивам.

Убийство с целью скрыть другое преступление характеризуется тем, что виновный, лишая потерпевшего жизни, преследует цель скрыть как ранее совершенное преступление, так и другое преступление, которое предполагается совершить в будущем. Пунктом "к" ч. 2 ст. 105 УК охватываются, например, случаи убийства свидетеля, потерпевшего, лица, у которого находятся доказательства преступления, и т. д.

Убийство с целью облегчить совершение другого преступления характеризуется тем, что виновный, лишая потерпевшего жизни, преследует цель создать условия, облегчающие совершение задуманного преступления.
Путем убийства преступник стремится облегчить совершение преступления, осуществляемого как им самим, так и другими лицами. Такие действия виновный может осуществить как до совершения намеченного преступления, так и в процессе его осуществления.

Исходя из того, что в случае убийства при изнасиловании или насильственных действиях сексуального характера виновный посягает на два объекта — жизнь потерпевшей (потерпевшего) и половую свободу, т. с. совершает два самостоятельных преступления, Пленум Верховного Суда РФ разъяснил, что содеянное следует квалифицировать по совокупности совершенных преступлений — п. "к" ч. 2 ст. 10о и ст. 131 или 132 УК, предусматривающих ответственность за изнасилование и насильственные действия сексуального характера[17].

( Убийство по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды либо кровной мести (п. "л" ч. 2 ст. 105) представляет повышенную общественную опасность.

Для применения п. "л" ч. 2 ст. 105 УК необходимо установить конкретный специальный мотив из числа названных в законе (побуждения национальной, расовой или религиозной ненависти или вражды либо кровной мести). Этот мотив может сочетаться с другими побуждениями (месть, корысть, хулиганские мотивы), в то же время он должен среди них доминировать.

( Убийство в целях использования органов и тканей потерпевшего (п. "м" ч. 2 ст. 105) — это новое отягчающее убийство обстоятельство, неизвестное
УК РСФСР.

Субъектами такого убийства могут быть любые лица, включая медицинских работников. Цель данного убийства свидетельствует о возможности его совершения только с прямым умыслом. Мотивы совершения данного преступления преимущественно носят корыстный характер (содеянное в таких случаях надлежит квалифицировать по п. "з" и "м" ч. 2 ст. 105), но возможны и иные мотивы (например, стремление спасти жизнь близкого человека за счет жизни постороннего лица, обеспечение успешного проведения медицинского эксперимента и проч.).

( Убийство, совершенное неоднократно (п. "и" ч. 2 ст. 105), означает противоправное лишение жизни человека виновным не в первый раз.
Неоднократность здесь понимается как совершение убийства во второй раз и более. При этом необязательно, чтобы за первое убийство лицо уже было осуждено, необходимо только, чтобы со дня его совершения не истек срок давности и, если осуждение все-таки имело место, то судимость не должна быть снята или погашена.

В соответствии с п. 14 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. убийство считается неоднократным независимо от того, совершил ли виновный ранее оконченное убийство или покушение на него, был ли он исполнителем или иным соучастником этого преступления.

Убийство, совершенное при отягчающих обстоятельствах, предусмотренных двумя и более пунктами ч. 2 ст. 105 УК, должно квалифицироваться по всем этим пунктам. Наказание же в таких случаях не должно назначаться по каждому пункту в отдельности, однако при назначении его необходимо учитывать наличие нескольких отягчающих обстоятельств[18]

3. Отграничение квалифицированного убийства от смежных составов преступлений

Анализ квалификации убийств окажется неполным, если не будут рассмотрены вопросы отграничения их от других преступлений, сопряженных с посягательством на жизнь человека.

Разрешая вопрос об отграничении убийства от других преступлений, включающих в свой состав причинение смерти человеку, следует исходить прежде всего из определения понятия убийства. Вместе с тем для квалификации, а следовательно, и для отграничения одного преступления от другого необходим анализ всех признаков составов сопоставляемых преступлений[19].

В основе отграничения одного преступления от другого лежит объект посягательства, который в значительной мере определяет природу данного преступления и его общественную опасность. По объекту главным образом мы определяем характер преступления, например убийство или грабеж, убийство или оскорбление, убийство или взяточничество и т.д. Во всех этих случаях отграничение других преступлений от убийства по объекту посягательства трудности не составляет, поскольку их объекты настолько различны, что не может быть сомнений, в каком случае совершено убийство, а в каком — грабеж, оскорбление или взяточничество. Однако значительно сложнее правильно решить вопрос о разграничении преступлений, когда непосредственным объектом посягательства выступает жизнь человека.

Отграничить убийство от другого преступления, сопряженного с посягательством на жизнь, по объекту преступления можно только путем выяснения наличия или отсутствия посягательства, наряду с жизнью человека, и на другой объект, специально охраняемый законом. Так, при бандитизме в случае совершения убийства объектом преступления наряду с жизнью человека выступают основы общественной безопасности; при причинении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего, объектом преступления, наряду с жизнью, оказывается и здоровье граждан и т.д.

Однако объект посягательства не всегда может служить критерием отграничения убийства от других преступлений. Например, при доведении до самоубийства объектом преступного посягательства также является жизнь человека. Поэтому для отграничения убийств от других преступлений, угрожающих жизни человека, важно выяснить субъективную сторону преступного посягательства и главным образом вину, т, е. психическое отношение субъекта к своим действиям и наступившим последствиям. Наличие прямого или косвенного умысла на лишение жизни человека, как правило, свидетельствует о совершении убийства.

Вместе с тем установление умысла на лишение жизни не во всех случаях влечет квалификацию преступления по закону, предусматривающему ответственность за убийство. Например, при совершении террористического акта всегда имеется умысел на лишение жизни человека, но наличие другого признака субъективной стороны состава преступления — цели нарушения общественной безопасности, устрашения населения либо оказания воздействия на принятие решений органами власти исключает квалификацию преступления по ст. 105 УК.

В отдельных случаях при отграничении убийств от других посягательств может иметь значение и субъект преступления. Например, уголовная ответственность за бандитизм наступает с 16 лет, а за убийство с 14 лет.
Поэтому, если вовлеченное в банду лицо в возрасте от 14 до 16 лет совершит убийство, оно будет нести ответственность не за бандитизм, а за убийство.

Для отграничения убийств от других преступлений в некоторых случаях имеет значение и объективная сторона состава преступления. Вместе с тем это значение не может быть решающим. В самом деле, убийство чаще всего совершается путем действия виновного, но оно может быть совершено и путем бездействия. Наступление смерти потерпевшего как последствие преступления характерно не только для убийства. Наличие причинной связи между действием виновного и смертью потерпевшего необходимо для всех преступлений, при совершении которых может наступить смерть человека.

Таким образом, путем сопоставления признаков состава преступления в каждом конкретном случае имеется возможность отграничить убийство от других преступлений, посягающих на человеческую жизнь[20].

Одним из важных аспектов проблемы определения рода смерти является выяснение признаков, которые отграничивают убийство от самоубийства и несчастного случая.

Приведем признаки состава следующих преступлений: убийства, самоубийства, несчастного случая со смертельным исходом

| |Признаки состава преступления |
| |Объект |Объективная |Субъективная |Субъект |
| | |сторона |сторона | |
|Убийство |Жизнь |Действие |Умысел (при |Человек в |
| |человека |(бездействие) |прямом умысле |возрасте от |
| |(потерпевший|человека; |цель и мшив |14 лет, |
| |и субъект — |причинная |обязательны), |вменяемый |
| |разные лица)|связь и |неосторожность | |
| | |последствия |(небрежность, | |
| | |обязательны |самонадеянность)| |
| | | | | |
|Самоубийство |Жизнь |Действие |Прямой умысел и |Человек в |
| |человека |(бездействие),|мотив |возрасте от |
| |(потерпевший|влекущее |обязательны |10 лет (по |
| |и субъект — |саморазрушение| |методике |
| |одно лицо) | | |ЦСУ), |
| | | | |вменяемый |
|Несчастный |Жизнь |а) действие |Неосторожность |а) человек |
|случай |человека |(бездействие) |(небрежность, |любого |
| |(потерпевший|человека, б) |самонадеянность)|возраста, |
| |и субъект — |действие сил |нет мотива; |вменяемость |
| |одно и то же|природы, |казус |не имеет |
| |или разные |животных. |(отсутствие |значения; б)|
| |лица) |Причинная |умысла и |силы |
| | |связь и |неосторожности) |природы, |
| | |последствия | |животные |
| | |обяза тельны | | |

Данная таблица показывает совпадение элементов только объективной стороны в части, относящейся к деятельности людей. Объект, субъективная сторона и субъект характеризуются по-разному при убийстве, самоубийстве, несчастном случае.

Доведение до самоубийства посягает на тот же объект, что и убийство,— жизнь человека. Вместе с тем между этими составами имеется существенное различие. Оно состоит, прежде всего, в том, что при доведении до самоубийства виновный не совершает никаких конкретных действий, непосредственно направленных на лишение жизни потерпевшего. В этом случае жестокое обращение или систематическое унижение личного достоинства потерпевшего, находящегося в материальной или иной зависимости от виновного, характеризует объективную сторону состава преступления.

Однако способ и действия виновного не всегда позволяют отграничить доведение до самоубийства от убийства. Уже говорилось о том, что для состава убийства вовсе не обязательно, чтобы виновный совершил какие-либо конкретные действия, направленные на его непосредственное физическое участие в лишении жизни потерпевшего. К убийству должны быть отнесены и такие действия, когда то или иное лицо умышленно создает обстановку, в которой единственным выходом из создавшегося положения для потерпевшего остается самоубийство, например нанесение побоев, угрозы, распространение злостных клеветнических слухов с целью избавиться от потерпевшего.

Как отмечает С.В. Бородин как убийство следует рассматривать и всякий обман, вследствие которого к потерпевшему приходит желание покончить жизнь самоубийством, разумеется, когда виновный, обманывая, добивался именно этой цели. При наличии умысла на лишение жизни причинение потерпевшему неизлечимой болезни, в результате которой он кончает жизнь самоубийством, не дожидаясь исхода болезни, также должно расцениваться как убийство[21].

В юридической литературе общепризнан взгляд, что доведение до самоубийства, совершенное с прямым умыслом, должно рассматриваться как убийство[22]. Из этого следует, что доведение до самоубийства возможно, когда виновный действует с косвенным умыслам либо его вина является неосторожной. Наличие прямого умысла на убийство исключает ответственность за доведение до самоубийства по ст. 110, она наступает в зависимости от конкретных обстоятельств дела по ст. 105 ук рФ.

Если от самоубийства убийство отграничивается довольно четко на базе определения понятия убийства и его признаков, то вопрос об отграничении убийства от несчастного случая при ближайшем рассмотрении оказывается недостаточно ясным. Чаще всего с ним сталкиваются медицинские работники, сотрудники милиции, следователи и работники прокуратуры.

Причинение смерти человеку в результате несчастного случая, включает умышленные деяния, не направленные на лишение человека жизни, но приводящие вследствие неосторожности субъекта к такому результату.

Сюда относится, например, причинение тяжкого телесного повреждения, повлекшего за собой смерть потерпевшего. Н.И Загородников считал, что это преступление "представляет собой как бы два преступления, соединенные в одном составе: умышленное тяжкое телесное повреждение и неосторожное причинение смерти"[23]

Трудность отграничения убийств от умышленных тяжких телесных повреждений, повлекших смерть потерпевшего, объясняется в какой-то степени тем, что эти преступления по всем признакам объективной стороны совершенно одинаковы. Это иногда приводит к тому, что в результате некритического анализа следственными органами и судами фактических обстоятельств совершенного преступления действия виновного, причинившего тяжкие телесные повреждения, повлекшие смерть потерпевшего, расцениваются как умышленное убийство, исходя не из преступного намерения, а лишь из наступивших последствий — смерти потерпевшего.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ рассмотрела в кассационном порядке дело в отношении Л., осужденного по п. «и» ст.
105 УК РФ за то, что он в нетрезвом состоянии затеял драку с Ж. и ударил его ножом в левое бедро, от чего потерпевший умер. Л. не отрицал нанесения удара, но утверждал, что у него не было. намерения убить Ж.
Судебная коллегия переквалифицировала действия осужденного на ч.
4 ст. 111 УК РФ и указала, что умысел Л. на убийство Ж. материалами дела не доказан, а лишь один факт смерти потерпевшего в данном случае не свидетельствует о намерении Л. совершить убийство. Наряду с другими доводами Судебная коллегия сослалась на заключение судебно-медицинской экспертизы, которая констатировала, что смерть потерпевшего наступила от потери крови, при своевременной медицинской помощи его жизнь могла быть спасена.

Таким образом, при разграничении умышленного убийства и тяжкого телесного повреждения, повлекшего смерть потерпевшего, должно быть выяснено субъективное отношение виновного и к действиям (причинение телесных повреждений) и к последствиям (смерти потерпевшего).

Таким образом, анализ материалов следственной и судебной практики показывает, что действия лиц, совершивших умышленное убийство, различаясь между собой по фактическим обстоятельствам, имеют общие признаки:

1) направленность действий виновного на нарушение функций или анатомической целости жизненно важного органа потерпевшего;

2) применение такого орудия или средства, которым может быть причинена смерть;

3) интенсивность действий виновного, достаточная для нарушения функций или анатомической целости жизненно важного органа человека.

Отсутствие хотя бы одного из указанных признаков свидетельствует о том, что обвинение в убийстве (если вывод о наличии у виновного умысла на убийство сделан только исходя из характера его действий) недостаточно обоснованно. И, наоборот, наличие таких признаков, как правило, подтверждает умысел на убийство.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, в данной работе излагаются вопросы, раскрывающие сущность убийств по российскому уголовному праву и квалифицированных убийств, как наиболее опасных из них. Приведем основные выводы по данной работе.

Как было выяснено в ходе работы, в уголовном законодательстве
Российской Федерации предусмотрена довольно большая группа преступлений, совершение которых может повлечь смерть.
Обязательным условием для признания убийства квалифицированным является наличие одного из отягчающих обстоятельств, указанных в ч. 2 ст. 105 УК. В деянии лица может быть сразу несколько таких обстоятельств, например, убийство женщины, находящейся в состоянии беременности, совершенное группой лиц из хулиганских побуждений. В этих случаях необходимо вменять каждое обстоятельство отдельно.

Важно отличать умышленные убийства от таких преступлений, которые являются ничем иным, как убийством, отягченным причинением вреда другому объекту. В этих случаях налицо состав убийства со всеми необходимыми его элементами. Отличие этих преступлений от убийства состоит лишь в том, что жизнь человека является не первым, соответствующим родовому, а вторым объектом.

В заключении отметим, что, не смотря на то, что тема убийства изучена довольно серьезно, как свидетельствует следственная и судебная практика, убийства относятся к числу тех преступлений, которые вызывают часто большие трудности при расследовании и при юридической квалификации. Это становится более актуальным, если учесть, что ошибка в квалификации действий виновного может существенно повлиять на его дальнейшую судьбу человека.

Поэтому следует вопрос об отграничении убийств от некоторых преступлений, связанных с причинением смерти, нуждается в обстоятельном рассмотрении в каждой конкретной ситуации.

Задача 1

На филиал сбербанка было совершено разбойное нападение в ходе которого неизвестный преступник, угрожая макетом пистолета завладел денежной суммой в крупном размере и пытался скрыться. Старший кассир Уборевич выстрелила вслед преступнику из-за барьера и затем с револьвером в руках выбежала на улицу, где произвела еще 4 выстрела. Одна из пуль поразила случайного прохожего – женщину, которая скончалась на месте.

Установлено, что с Уборевич как и с другими кассирами проводились практические занятия по стрельбе 2 раза в год по 4 выстрела на занятие.

Дайте уг-прав оценку ситуации

Данная ситуация может быть оценена как причинение смерти по неосторожности в результате ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей (ч. 2 ст. 109 УК) - в результате предпринятой кассиром Уборевич попытки задержания вооруженного преступника (о том, что пистолет преступника является всего лишь макетом не было известно в тот момент) от огнестрельного ранения скончался случайный прохожий.

Причинение смерти по неосторожности — результат грубой недисциплинированности, невнимательности, неосмотрительности виновного. И хотя степень общественной опасности таких преступлений ниже по сравнению с умышленными убийствами, это вовсе не означает, что последствия данных преступлений всегда менее тяжкие.

Объектом рассматриваемого преступления являются общественные отношения, обеспечивающие безопасность жизни человека.

Объективная сторона преступления выражается в определенном действии - стрельба из огнестрельного оружия в общественном месте (на улице), - нарушающем те или иные правила предосторожности и причиняющем в результате смерть другому человеку. Смерть потерпевшего находится в причинной связи с деянием Уборевич.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ст. 109 УК, характеризуется неосторожной виной в виде преступного легкомыслия
(самонадеянности) или преступной небрежности.

Причинение смерти по легкомыслию имеет место, если лицо предвидело возможность ее наступления в результате своих действий (бездействия), но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывало на ее предотвращение (ч. 2 ст. 26). Причинение смерти по небрежности означает, что лицо не предвидело возможности ее наступления в результате своих действий (бездействия), хотя при необходимой внимательности и предусмотрительности должно было и могло ее предвидеть (ч. 3 ст. 26).

Причинение смерти по легкомыслию представляет, по общему правилу, большую общественную опасность, чем такое же деяние, совершенное по небрежности. Это объясняется тем, что в первом случае речь идет о сознательности нарушении правил предосторожности, охраняющих жизнь человека, и о предвидении возможности наступления смерти потерпевшего при легкомысленном расчете на ее предотвращение, а во втором — о непредвидении наступления смерти при наличии обязанности и возможности ее предвидения[24].

Причинение смерти по неосторожности следует отличать от случайного ее причинения, когда лицо не только не предвидело возможности наступления смерти, но по обстоятельствам дела не должно было и не могло ее предвидеть.

Следует отметить, что причинение смерти по неосторожности следует отличать от невиновного причинения смерти, когда лицо: а) не предвидело возможности наступления смерти потерпевшего от своих действий (бездействия) и по обстоятельствам дела не должно было или не могло их предвидеть; б) хотя и предвидело возможность причинения смерти, но не могло этого предотвратить в силу несоответствия своих психофизических качеств требованиям экстремальных условий или нервно-психическим перегрузкам.

А таком случае вина лица в причинении смерти при несчастном случае отсутствует, уголовная ответственность исключается[25].

Вывод о том, было ли причинение смерти неосторожным или случайным, должен строиться на основе тщательного анализа действий лица и всей ситуации: должно быть проанализировано, насколько хорошо Уборевич стреляла на практических занятиях и могла ли она в сложившейся ситуации поразить преступника при задержании, где находился прохожий в момент стрельбы, когда он появился и пр.

Задача 2

Ипатрин, Долгов, Гурнов находясь в состоянии опьянения завели несовершеннолетнюю Власову в подвал и угрожая расправой совершили изнасилование. При этом Долгов держал двери подвала, Ипатрин удерживал
Власову за руки, а Гурнов, признанный в последствии судебно-психиатрической экспертизой невменяемым совершил половой акт. Ипатрин только пытался совершить половой акт с несовершеннолетней, но не смог по физическим причинам.

Квалифицируйте действия виновных лиц.

В совершенном преступлении усматривается состав преступления, предусмотренный ст. 131 УК РФ - изнасилование.

Изнасилование, то есть половое сношение с применением насилия или с угрозой его применения к потерпевшей или к другим лицам либо с использованием беспомощного состояния потерпевшей (ч. 1 ст. 131 УК)

"Половое сношение" - термин не юридический, а медицинский и пониматься должен так, как трактует это понятие сексология[26].

Изнасилование - одно из наиболее тяжких преступлений против личности.
Простое изнасилование отнесено к категории тяжких, а квалифицированное - к категории особо тяжких преступлений (ст. 15 УК).

Под объектом изнасилования имеется в виду половая свобода женщины или половая неприкосновенность малолетней.

Объективная сторона изнасилования имеет сложный характер, складывающийся из двух действий: совершения полового сношения и применения физического насилия или угрозы его применения, или использования беспомощного состояния потерпевшей.

Субъективная сторона изнасилования характеризуется виной в форме прямого умысла, т.е. виновный осознает, что совершает половое сношение против воли потерпевшей, и желает этого. Он должен сознавать, что применяет такое насилие или угрозы, которые способны сломить сопротивление женщины или заставить ее отказаться от борьбы.

Субъектом преступления, в соответствии с п. 1 ст. 20 УК РФ является дееспособное лицо, достигшее ко времени совершения преступления шестнадцатилетнего возраста.

Как следует из условий задачи потерпевшая Власова являлась заведомо несовершеннолетней, т.е не достигшей восемнадцати лет. Согласно закону несовершеннолетие потерпевшей является квалифицирующим признаком, предусмотренным п. "д" ч. 2 ст. 131 УК РФ.

Квалифицирующим изнасилование признаком является совершение этого преступления группой лиц, группой лиц по предварительному сговору или организованной группой (п. "б" ч. 2 ст. 131 УК РФ).

Под группой лиц понимается два лица или более, принимающих участие в изнасиловании и действующих согласованно в отношении потерпевшей.

Как соисполнительство в групповом изнасиловании должны квалифицироваться не только действия лиц, совершивших насильственный половой акт, но и действия лиц, содействовавших им в этом путем применения физического или психического насилия к потерпевшей. "При этом действия лиц, лично не совершавших насильственного полового акта, но путем применения насилия к потерпевшей содействовавших другим в ее изнасиловании, должны квалифицироваться как соисполнительство в групповом изнасиловании"[27] .

Таким образом, соисполнителями являются Долгов и Гурнов. Однако,
Гурнов, признан в последствии судебно-психиатрической экспертизой невменяемым

Тем не менее, согласно постановлению Пленума Верховного Суда РФ
"действия участника группового изнасилования подлежат квалификации по ч. 3 ст. 117 УК РСФСР (п. "б" ч. 2 ст. 131 УК РФ) независимо от того, что остальные участники преступления не были привлечены к ответственности ввиду их невменяемости, либо в силу требований ст. 10 УК РСФСР (ст. 20 УК РФ), или по другим предусмотренным законом основаниям"[28].

Следовательно, действия Долгова и Гурнова следует квалифицировать по пп. "б", "д" ч. 2 ст. 131 УК РФ - изнасилование заведомо несовершеннолетней совершенное группой лиц. Однако, Гурнов, признанный в последствии судебно- психиатрической экспертизой невменяемым не полежит уголовной ответственности и к нему должны быть применены принудительные меры медицинского характера.

Действия Ипатрина следует квалифицировать как пособничество в изнасиловании несоврешеннолетней, т.е. по ч. 5 ст. 33, п. "д" ч. 2 ст. 131
УК РФ. Согласно ч. 5 ст. 33 УК РФ, «пособником признается лицо, содействовавшее совершению преступления советами, указаниями, предоставлением информации, средств или орудий совершения преступления либо устранением препятствий, а также лицо, заранее обещавшее скрыть преступника, средства или орудия совершения преступления, следы преступления либо предметы, добытые преступным путем, а равно лицо, заранее обещавшее приобрести или сбыть такие предметы».

БИБЛИОГРАФИЯ

НОРМАТИВНЫЕ АКТЫ:
1. Всеобщая декларация прав человека (принята на третьей сессии Генеральной

Ассамблеи ООН резолюцией 217 А (III) от 10 декабря 1948 г.) //

Библиотечка Российской газеты, N 22-23, 1999
2. Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) // Библиотечка Российской газеты, N 22-23, 1999
3. Конституция Российской Федерации. М., 1993.
4. Декларация прав и свобод человека и гражданина (принята постановлением

ВС РСФСР от 22 ноября 1991 г. N 1920-I) //ВСНД РФ и ВС РФ от 26 декабря

1991 г., N 52, ст. 1865
5. Уголовный кодекс Российской Федерации N 63-ФЗ от 13.06.96 // СЗ РФ,

17.06.96 N 25, ст. 2954
6. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" // БВС РФ, N 3,

1999
7. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. N 4 "О судебной практике по делам об изнасиловании" (в ред. постановления

Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.93 N 11) //Сборник постановлений

Пленума Верховного Суда РФ. 1961-1996. М.: Юр. лит., 1997)
8. Практика Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам за

1992—1994 гг. С. 36

ЛИТЕРАТУРА:
9. Бородин С.В. Квалификация убийства по действующему законодательству. -

М.: Юридическая литература, 1966
10. Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. - М: Юрист, 1994
11. Бородин С.В. Квалификация преступлений против жизни, М, 1977
12. Загородников Н. И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву, М, 1961
13. Загородников Н.И. «О квалификации преступлений против жизни»

//Советское государство и право, 1976, №2.
14. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации //Под общ. ред.

Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. – М.:НОРМА-ИНФРА-М, 2001
15. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно- практический комментарий / Отв. ред. В.М. Лебедев. - М.: Юрайт-М, 2001.
16. Марогулова И.Л. Некоторые вопросы квалификации убийства //Журнал российского права, N 2, февраль 2001
17. Никифоров А.С. Квалифицированное убийство в современном европейском континентальном и англо-американском уголовном праве //Журнал российского права, N 5, май 2001
18. Уголовное право России. Общая и Особенная части /Под ред. В.П. Ревина.

— М.: Юрид. лит., 2000
19. Уголовное право. Особенная часть. //Отв.ред И. Я. Козаченко, З.А.

Незнамова, Г. П. Новоселов. — М.: Издательская группа НОРМА— ИНФРА • М,

1998.
-----------------------
[1] Международный пакт о гражданских и политических правах (Нью-Йорк, 19 декабря 1966 г.) // Библиотечка Российской газеты, N 22-23, 1999
[2] Марогулова И.Л. Некоторые вопросы квалификации убийства //Журнал российского права, N 2, февраль 2001
[3] Уголовное право. Особенная часть. //Отв.ред И. Я. Козаченко, З.А.
Незнамова, Г. П. Новоселов. — М.: Издательская группа НОРМА— ИНФРА • М,
1998, с. 36
[4] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" // БВС РФ, N 3, 1999
[5] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" // БВС РФ, N 3, 1999
[6] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации //Под общ. ред.
Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. – М.:НОРМА-ИНФРА-М, 2001, с. 225
[7] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N 1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" // БВС РФ, N 3, 1999
[8] Там же, п. 6
[9] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации //Под общ. ред.
Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. – М.:НОРМА-ИНФРА-М, 2001, с. 227
[10] БВС РФ. 1999. N 6. С. 22.
[11] БВС РФ. 1998. N 4. С. 9-10
[12] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно- практический комментарий / Отв. ред. В.М. Лебедев. -М.: Юрайт-М, 2001, ч.
256
[13] п. 8 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N
1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" // БВС РФ, N 3,
1999
[14] п. 9 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N
1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" // БВС РФ, N 3,
1999
[15] п. 12 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N
1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" // БВС РФ, N 3,
1999
[16] Практика Верховного Суда Российской Федерации по уголовным делам за
1992—1994 гг. С. 36
[17] п. 13 Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N
1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" // БВС РФ, N 3,
1999
[18] п. 17 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 января 1999 г. N
1 "О судебной практике по делам об убийстве (ст.105 УК РФ)" // БВС РФ, N 3,
1999
[19] Бородин С.В. Квалификация убийства по действующему законодательству. -
М.: Юридическая литература, 1966, с. 225
[20] Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. - М: Юрист, 1994, с. 166-167
[21] Бородин С.В. Ответственность за убийство: квалификация и наказание по российскому праву. - М: Юрист, 1994, с. 238
[22] Загородников Н. И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву, М, 1961, стр. 234.
[23] Загородников Н. И. Преступления против жизни по советскому уголовному праву, М, 1961, с. 164
[24] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации //Под общ. ред.
Ю.И. Скуратова и В.М. Лебедева. – М.:НОРМА-ИНФРА-М, 2001, с. 250
[25] Там же, с. 251
[26] Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации: Научно- практический комментарий / Отв. ред. В.М. Лебедев. - М.: Юрайт-М, 2001, с.
286
[27] п 8 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 апреля 1992 г. N 4
"О судебной практике по делам об изнасиловании" (в ред. постановления
Пленума Верховного Суда РФ от 21.12.93 N 11) //Сборник постановлений
Пленума Верховного Суда РФ. 1961-1996. М.: Юр. лит., 1997)
[28] Там же, п. 9